1
 Рукомос - Новая Буржуазная Поэзия Международная литературная Волошинская премия

 

Разделы сайта


  На главную
  Манифест
  Люди
  Площадки
  Тексты
  Выступления
  Книги
  Заседания
  Статьи
  Отчеты
  IMHO
  Общага
  Форум
  Контакты

Для зарегистрированных членов ЛИТО

  Имя:

Пароль:


Литафиша.Ру



Rambler's
Top100 Rambler's Top100



Алексей Свинухов


 Алексей Свинухов 
 
Оставить сообщение

Тексты




следы
комментарии


* * *



СЛЕДЫ

Итак напиши, что ты видел, и что есть,
и что будет после сего.
"Откровения святого Иоанна Богослова",
глава 1, стих 19.

Я тот, кто жил во времена мои,
Но не был мной.
Арсений Тарковский "Рукопись".

0

мальчик старается идти
по линии
разделяющей волны и
песок
впереди его следов
ещё нет
он оглядывается
сзади
следов его
нет
уже

1

волны!
волки вы волглые
вам зачем
следы на песке?
эти пятки-пальчики
эта память не ваша
эта книга

следы – это книга
следы - это буквы, слова

вот короткий шаг
след неглубокий
маленький человек понурый
бредёт по берегу
под ноги смотрит
всегда
только под ноги

а вот пальцы-запятые
двое танцевали
вальсостановились
у маленьких следов
пяточки исчезли
остались нацыпочки
(целуются наверное)
волны!
не смывайте
не смейте
ведь красиво

2

боже зачем?
зачем эта мука?
боже зачем?
зачем эта память?

3

ну что таращишься
рытвинами рожи
дура старая
луна
символ верности
взор в одну сторону

а с обратной?

4

почему так
вот следы на песке
волна
нет следов
может не было?

5

куда девается любовь?
какие волны волки воры
её...
любовь...
и память-песок
(боже зачем?)
любовь – следы на памяти

куда девается любовь?
растенье многолетнее
феникс
тиран убийца
зеркало стекло
увеличительное
бабочка

куда девается любовь?
тюрьма наркотик солнце
корень лотоса
клоака пыль звон
деметра

что оставляет за собой любовь?
покойника надежду эмбрион
сушняк басовый ключ
батистовый платок
бесснежность зим и
мизерную нежность без...

и вакуум
и чёрную дыру
и ключ
и нищенский покой
и жёлудь

6

но проходит всё
и ровное холодное дыханье
Её
и белый коридор
приостановит суетное
время
и в книге памяти
останется гербарий
следов любовей волн
пересечений взглядов
непростительных поступков
снов
несостоявшихся свиданий
чередований лет
квартир столов и городов
дождей друзей
зверей и насекомых
предательств
анекдотов

и имён
и лиц
и глаз

7

я тот, кто жил
и жизнь моя была
(была?)
следами
ног босых
на белом
на речном

п е с к е...


СЕМНАДЦАТАЯ ПОЛКА

В её шкафу семнадцать полок. Одна из них свободна иногда. Она бывает справа или слева, она бывает в центре и внизу. И очень редко сверху. Везде, за исключеньем двух.
2. Те две всегда закрыты и открываются прикосновением душистых рук, где запахи нежнейшие на свете: парное молоко и мёд, полынь и горицвет, гроза и дым вечернего костра над летнею рекой, туман и снег, осенний лес и терпкое вино, и яблоко с неведомого древа - всё в одном.
3. На полке первой мысли и желанья, и медный вкус обманутых надежд, и вкус любимых губ, и шелест плотоядных слов, вкушённые запретные плоды, засушенные, словно для компота - всё то, что ведомо лишь ей и Богу. Лишь им.
4. Дерзнувший окунуться в эту тайну поймёт - его попытки тщетны: Антарес, Бетельгейзе, Процион, Капелла нам видны, но холоден их блеск, хотя они средоточенье миллиарда солнц.
5. На тайну посягнувший сможет ощутить её величье и непостижимость, смертельную прохладу, боль и упоенье болью, тоску и радость ожиданья, когда Хозяйка тайны - Тайна, случайно мимо пролетит и опалит, как ветром солнечным, пьянящим ароматом своих волос.
6. И он погибнет, он уже погиб, решив взобраться на пустую полку.
7. И если он ко времени, и ей угоден, его обнимут лучшие из рук; и прикоснут к устам, которых нет нежней; и напоят дыханием, в котором счастье, вера и забвенье
8. и поместят его в пустую нишу.
9. А в тот же миг с соседней полки ею что-то переместится на семнадцатую полку – одну из двух, для всех закрытых.
10. А на других живут забавные вещицы:
11. Стихи, ласкающие души и, в том числе, её стихи;
12. Пушистый зверь с нездешним мудрым взглядом;
13. А здесь живут плохое настроенье, табачный запах, кафельная плитка, дыра в бюджете, дочкина строптивость, обиды мамы и её обиды. На этой полке пыльно и уныло. В углу лежат засушенная муха и серая не стираная тряпка;
14. Есть полка, где сплошная добродетель, здесь альтруизм разносится бидоном. Здесь пожалеют мрачного злодея и бедную бездомную собаку.
15. Какие, объясните, чувства толкают петь людей в церковном хоре? Какие чувства заставляют отдать последнее, чего уже не будет? Какие силы, добрые иль злые, нам заслоняют тех, кто постоянно рядом?
16. … Семнадцатая полка безобъёмна, а потому объём её безмерен.
17. Его на полку поместившие ладони начнут игру в засилие блаженства. Попавший в них всегда теряет разум. Осознано теряет. И не хочет назад вернуться. И не может.

18.... А пальцы довершали то, что должно. Красиво, уверенно, нежно расширив меж рёбер пространство, они извлекли то, что было когда-то душою...

19...и тело куда-то мгновенно исчезло.
20. Любимые душистые ладони и рады бы с душою не расстаться, но Ветром и Судьбою принесенный кто-то уже томится в ожиданьи чуда на вожделенной опустевшей полке.
21. Она с душой тихонько попрощалась, её омыв горячими слезами, семнадцатую полку отворила и, в бездне одиночества оставив...

22. ...подумай: что такое память...


ЧЕЛЕСТА И ВСАДНИК

Её давно манит её Ерушалаим.
Что в нём? Ни детства, ни родства.
В её душе и в нём вселенская тоска.
И Тайна.

О нём безропотно молчит его Монголия
И ждёт его её смешной народец.
И конь каурый – резвый иноходец.
И Воля.

Её душа на небесах. Она Челеста.
В её руке сырой алмаз – заветный камень.
А сердце рвёт, а сердце рвёт Ерушалаим.
Покоя место.

Его душа на навсегда закрытой полке.
В его руках копьё и сыромятные поводья,
Каурый да бескрайние Монголии угодья.
Да воют волки.


ВОЗВРАЩЕНИЕ ЧЕЛЕСТЫ

без предупреждения, без денег,
без очков, закутана в газету,
ты вернёшься вечером на берег
к маленькой палатке цвета хаки,
на которой целый ворох листьев
мысленно покинувших деревья,
где с тобой мы наблюдали небо,
каждое из облаков питая
ручейком прохладным из криницы
наших неизбежных недомолвок.

ты вернёшься от меня росинкой
в россыпи сырых алмазов, внешне
всё ещё похожа на невесту,
барышню, царицу и крестьянку.
в кулачок зажато отраженье
огоньков плавучих в чёрных водах,
да кусочек зоревого неба,
да сосны смолисто-колкий запах,
уголёк с костра, да соло птицы.
иволги, а может быть и сойки.

ты вернёшься от меня,
челеста…



КОЛЫБЕЛЬНАЯ СЕБЕ

странное такое небо.
синее.
большое,
как товарный поезд.
странно это –
быть товаром
в небе

(чай мешает)

странное такое дело –
странность неба.
нёба в чае.
и того, что ты мешаешь
ложкой в небе.

ты мешаешь...
странно...

небо, я тебе мешаю?

НАДВОЕ

надвое царствие царств
разделить бы
и лечь бы
и лить словеса
и глядеть бы
глядеть бы
в вальсирующие облака
в вальсирующие волоски
на висках
на два колеса
две судьбы
лечь бы...


GUTEN MORGEN

Марс глядит в окно
Похмельным глазом.
Осень. Глаз коли.
Коли окно.

(далеко до Марса).

Бессоница.
Бессовестная штука.
Сука.

…вспомнил девочку
из класса.
(третьего?).
Лиана?
Лина?
Лана?
Солнце в июле…
Яркорыжая.
Стыдливо – бесстыжая.
В свитере.
С лыжами…

…июль…
слово-то какое!
тёпло-забытое
(как детство)…

а ведь было оно–
детство…
и всё оно было –
лето
(и зима, и осень
тоже были лето
потому что детство)

…тучи затащили
Марс под одеяло.
с ночью нас
от утра отделяло
два стекла и
кот девятилетний
Ерофеич.

…гутен морген
ипполит матвеич.

***

Ты не умер, ты просто тихонечко вышел…
Здесь витают ещё твои смех и парфюм, центробежные шутки…
Здесь тепло твоих рук на бокале, который не выпил…
Ты вернёшься с корзинкой опят в тёмно-бежевой куртке…

Ты не умер, ты просто тихонечко вышел…
Мы не слышали. В доме твоём слишком шумно…
Мы смотрели в окно, звёзды трогали крышу…
Нам казалось, вернёшься неслышно, как пума…

Ты не умер, ты просто тихонечко вышел
Позвонить. В твоей трубке прерывистый зуммер…
Не судьба. Твой уход словно снайперский выстрел…
Ты не вышел. Ты просто предательски умер…



ОТРЫВОК

(она уехала
и воздух
превратился в дым,
а город вымер.
лишь трамваи
пустые
двенадцать дней
катали
воробьёв).
. . .
и если спросят
любила ли –
лги - во лжи
единственное и
невинное
. . .
(тобою
на помилование
я осуждён –
как это больно!)


ТРИ ШЕЛКОВЫЕ НИТИ

Плетёт паучок паутину
В доме, где только я и он.
Глядя на него, надеюсь.


Как долго ночь
Не выпускает Солнце.
Мир вывернулся наизнанку?


Мои друзья - февральский снег
И майский яблоневый сад.
Кто я?


КОРОВИЙ СОНЕТ

Корова по степи скакала,
Жевая корм и выменем тряся.
В углу степи она упала
И замычала тихо вся.

И этот мык, как окрик шалый,
Сквозь звезды улетел во мглу
И все узнали, что лежала
Корова полчаса в углу.

Узнали мы беду коровью,
В глазу слеза и в горле ком.
И отвели корову в стойло,
И подоили молоком.

Познала, бедная, доенье.
Оно несло ей упоенье.