1
 Рукомос - Новая Буржуазная Поэзия Международная литературная Волошинская премия

 

Разделы сайта


  На главную
  Манифест
  Люди
  Площадки
  Тексты
  Выступления
  Книги
  Заседания
  Статьи
  Отчеты
  IMHO
  Общага
  Форум
  Контакты

Для зарегистрированных членов ЛИТО

  Имя:

Пароль:


Литафиша.Ру



Rambler's
Top100 Rambler's Top100



Сергей Косяшников


 Сергей Косяшников 
 
Оставить сообщение

ПУБЛИКАЦИИ

  • Альманах "ЗЕРКАЛО. Лучшие стихи сайта "Термитник Поэзии" за 2001 год.
  • Журнал "Сетевая поэзия", №1, 2003 ("Знакомство", стихотворения "Под вспышки старых фотографий", "Маленькая трагедия из жизни поэта")
  • Журнал "Сетевая поэзия", №4, 2004 ("Соло", подборка стихотворений)

Тексты




Иллюзионер
комментарии


Желтая Прощальная



…солнечные птицы в волосах твоих запутались…

…книги на желтом дереве теплом…

я достаю бутылку
коньяк из фортепиано…
крепко и музыкально
барокко

волосы буду распутывать
птиц ловить
буду пить…

на блюдце луна
лимонами

запах?
дерево тлеет на солнце…
спишь…

попробовать что ли начать все сначала
быть жестким наждачным быть крупнозернистым и грубым
обтачивать мысли об эти молчащие губы
чтоб истина зернами от наждака отлетала

не стоит…
протянем на паузе
щелкает счетчик молчания…
не стоит…

…солнечные птицы в волосах твоих запутались…

…книги нечитанным деревом млеют…

…до пропасти далеко
нас спасет подоконник…
надежда?

…успеют...


как в ритме вокзальном закружатся окна
немытыми стеклами крикнут отдавшись на раме
лететь будем бережно связывать воздух узлами
по струйке из облачных сизых кровавоподтеков

проснись
нам пора возвращаться домой



Харон-скорый



после(жизн)ия мимолётны
скрип уключин в стакане чая
всплески ложки воду болтая
придаешь ей вкус а полотна
ж.д. подрагивают стыки
тамбуриново звякают
тамбур молчит безъязыко
креозотовой мякотью
у вокзала обволакивает
копченые поезда проводницы
снимают постельное сладкое
чувство дежавюшное спится
адски плохо
скрипят уключины и лодочник охает



Метрополия рабов



заболей моим языком
моим полисом
моими словами
моим голосом
умри мной
раб мой


что за страна
метрополис страхования от несчастных случаев
от частных случаев счастья
семейного благополучия
сучьего

веспуччи
тебе уже простили америку?
почему мне не прощают мой велосипед?
прикрой же форточку
из америки дует

кто поцелует
статую свободы?
родина-мать?
лесбиянки -
подпитые подружки на суперпауэр-пьянке

четыре президента
вибрацией возбужденной
развалят скалу

она и так трескается
жалкие фараоны мелкопоместные

без рабов ничему не стоять
научи быть рабом баб илу

вечность строят на крови...

идеология слов
без пламени костров
слаба

по капле всасываю раба

обратно

хозяин и раб
что может быть более внятно
определенно
в сфере человеческих отношений
кто был тот странный гений
который первым решил что человек это вещь
скучающая без хозяина
обезьяна ироничного Дарвина

не присвоена
не подарена

плачь московия без татарина
улыбайся московия улыбкой распластанной
третьеримского реноме

ты всосала его в свой гештальт
твое иго скуластое
правит в тебе

европа не поймет
окончательно испорчена
своими оммажами
майоратами
суверенитетами

(последнее нам по нраву!)

рыцаренки с плюмажами
буржуа и эстетами

(это не еда, а приправа -
работа для утонченного нюха,
но не голодного брюха)

«дайте нам хотя бы врага
мы возлюбим его!
до смерти…

тебе не понять почему он так нужен
когда мир до двух полушарий сужен
возможный желанный хозяин…»

враг мой враг
хочешь печень мою на ужин
предложил бы и сердце
но кажется рак

целуй двоящиеся следы
орды
выход из кризиса
вне постсовкового катехизиса

щупальца страха в жиже сомнений
осьминог каждой тени
размахивает руками
митингует

либера! либера! либера!
не оставляйте нам выбора

гусеница народного гнева
вперевалочку
ползет к черте после которой
становится бабочкой

бражником
черным бражником «мертвая голова»

и тренированным дурным голосом городского идиота
она завопит «Лжец!» первому каждому
кто скажет что у родины вкус мерзлой глины
до истерической рвоты
она заставит тебя повторять самые исписанно-бумажные и самые политически важные
слова...

всасывай раба
кожей
порами
ноздрями
совестью

"левой!
левой!
левой..."

постоянно слушайте новости



Рекомендация по поиску родственных душ



Яфе

“- Закроешь, бывало, глаза, - и начинает тебе чудиться тропка светящаяся… Во как…”

Взяв на анализ человеческий паттЕрн,
Я обмер тихо, -
Под слоем изобар и изотерм -
Есть изопсиха.

Пунктиром прошивает грудь земли,
Дрожащей строчкой
От телоположения души
Моей до точки,

В которой кто-то дышит с частотой
Совокуплений
Души блуждающей с невыразимо той,
Без пояснений

Ей нужной… Как закон изобрести
Психометрии?
На массовые доли разложить,
На составные,

Измерить концентрацию души,
Извлечь из тела
И графиком уверенным решить
Вопрос предела

Реинкарнаций, вектор временной
чертить в конспектах,
а по пространственному - просто быть с тобой...

До боли в веках

Зажмурить крепко-накрепко глаза -
Увидеть ясно
Всю изопсиху от исходной точки “Я”
До точки “Здравствуй!”

:)



Стихи, сок и кровь



ловятся слова или не ловятся
у кого кровью у кого сукровицей
сОчатся

(эмоциональная пересортица!)

просачиваются-протапливаются
сквозь сердца мягкую тряпицу
в песочницу

(от них вам не спрятаться!)

нижней половины часов вечности
похожих на силуэт, встреченный
мной во сне твоем или мною придуманном
для тебя

ты спросишь – кто я?
кто такой? я не могу придумать слова?
а сны… я должен быть богом….

не веришь? я бегу по июньским сугробам
с пистолетом в руке за солнечным зайчиком!
я – дурак, становящийся стареющим мальчиком?
нет! да… нет!
пусть слова - это бред!
через тысячу лет –
я воскресну!

внутренним голосом неспетою песней
пурпурным надрезом
на венах твоих

ты посмотришь на капельки крови,
и губу закусив до иллюзии анестезии,
скажешь, что это не ново
что ты знаешь, сколько шагов до стихов
и ты знаешь, сколько веков до мессии
и посмотришь еще раз на кровь
или сукровицу

сОчится
просачивается-протапливается…

Никто не остановит. Я верю.



процессия (почти сон)



маленький мальчик шел впереди
путь орденами сеял
девочка-девочка из тех, что на квазигруди
имеют бантик
освобождала дорогу от плевел

их (as usual) насилуют киноманьяки
этих девочек в веночках небрежных маков
опиумных
зато монпансье остается у них

далее цезарь с маленькой буквы
гнал ударами молний и сапожка
стайку кумских сивилл

что-то собачье взатяжку курил
время еще оставалось
пока
люди верили в куклы

повар катил походную кухню
на первое - гефильте фиш
на второе - гефильте траум

предлагалось одно из двух, но
он насыпал первое по черту местечковых крыш
а вторым наполнял весь лебенсраум

летела толпа
е-четыре? е-два? -
выбирала место обнародования

вились пассионарии, пока свободные
от миссий меча, микрофона, креста
и портретного взгляда

а у дороги, ну, практически рядом -
(можно доплюнуть, если со смыслом)

в пряничном домике типа мишень
гретель спросила у гензеля:

- слушай, это и есть коммунисты?
(он был бритоголов, она меднокожа…)

- нет, дорогая, - ответил гензель…
может быть, выведут позже…



части неразделимого целого



незаменимые части
неразделимого целого -
властвовать собственной страстью
или бутылочка белого

несколько строчек поэзии
связанных кем-то читабельным
ветка весенняя фрезии
как это все респектабельно!

крымская ночь низкозвездная
путь кипарисами меченный
и возвращения поздние
а аппетит незалеченный

право делить одиночество
поровну взглядом отвешивать
между собою и обществом…
как это все переменчиво!

плакать над мыльною оперой
или хвалебной рецензией
кровь и любовь зарифмовывать
в странную словосуспензию

счастье любить нерасчетливо
роскошь бросать без прощания
смерти хорошей заботливой
как это все…

- Без названия!!!



Иллюзионер



1.

бумага. чернильница. перья.
хорошо бы компьютер или печатную машинку,
но не принципиально, ведь есть и память.
готов вас слушать, готов внимать…
с-смешать коктейль-с? …с-соломинку?
не нужно?
право, не стоит стесняться… несомненно уже было выпито более,
чем хотелось бы вам…
чем хотелось бы мне?
что вы! мне все равно, сколько длится застолие,
лишь бы вы продолжали свое резюме.

2.

как вы однако же обескожены…
не дует? может быть, приляжете на кушетку?
кулаки разожмите и расслабьте язык. немного тошно?
это искренность. шипучая быстрорастворимая и даже в таблетках.
не беспокойтесь - никаких противопоказаний,
исключая, конечно, некоторые жизненные трудности.
но это же не хроническое заболевание -
так, временная душевность в сочетании с потерей ощущения неподсудности.

3.

по лабиринтам чужой боли
бегу по поверхности алкоголя
водомеркой… нет, неправильно, - нет там воды!
эта вязкая жидкость больше похожа на без...
ды...
ханную медузу.
медузы не дышат. и я уже не дышу.
что я вижу там? Господи, что я ищу? анашу?
горький дым не моих неиллюзий…

вот венеция. марк. майк? арки падают в небо.
грузный остров дублирует жизнь, - это грим.
в кадре первом весна, карнавал, полумаски, но мне бы, но мне бы
кадр увидеть второй и последний, как ты умираешь не с ним.
а со мной…

это горы? конечно! карпаты – земная изнанка
океана, обратный рельеф его впадин,
водорОслями пихты и ветер прозрачной волной… это планка
с шуршанием лыж покидает меня. я люблю тебя. каждый из шрамов и ссадин.
я люблю тебя…
эхо…

что это? кажется, киев?
до янтарного света нагретые плиты.
и не я, и не ты на днепре. это просто другие, другие.
это их теплой кровью забрызганы блоки гранита.
и толпа идиотов.
мойпитермойпитермойпитер
моя ностальгия.

неизвестное место. неизвестное время и люди,
не похожи на тех, чьи иллюзии стали моими.
где же память? откуда узнать, кем я буду?
кто я, Господи?
где мое неразменное вечное имя?
_________

кабинет был закрыт.