Лого

Юрий Ракита


Кира Once upon a time



*Once upon a time

Once upon a time
I’ve made a crime –
I’ve killed my soul,
but I was still alive,
and whole
the brilliant world
became so fine…
and sun
was so gold.
Why?…



*Выпускница рая

Придумываю ее, придумываю,
а она не придумывается.
Да мне наплевать, рифмуются
ли Кустурица и курица –
ну рифмуются,
а мне-то какая разница?
Я ее придумываю, а она только дразнится.

Я ее леплю из чего попало, а она не лепится –
тупица, нелепица –
ступенек мало,
чтобы эта дурацкая пожарная лестница
до неба достала
и спасла меня из этого пожара,
в котором я каждый день до конца сгораю.
Неужели меня не жалко?
вот она я – вторая с краю
в шеренге из двадцати двух миллионов выпускников рая,
по-моему жалко,
и даже очень –
престижное Высшее Заведение окончено,
дипломированные специалисты возвращаются назад,
добро пожаловать в ад,
велком ту хелл, элита духа,
шалом тухас,
по харе рама,
а я ее все равно леплю, я упрямая.

Я бы слепила из того, что было,
так ведь не было ничего –
сидели на кухне, чай пили,
ну, положила голову на плечо,
ну, загадала – любит-не любит, чет или нечет,
сейчас или…
А ему - или лепить нечем,
или его самого давно уже разлепили,
так и ходит разлепленный – не пьет, не курит,
а мне уже действительно все равно, дуре,
что они все обо мне подумают –
хочу - ем, хочу - пью,
легкие скоро совсем уже выдымлю,
и никакой совести, никакого чувства долга,
а только
я ее все равно выдумаю –
зря что ли меня так долго
учили в раю?


*Хочешь знать?

Хочешь знать, как тебя я любила?
- Сильно!
- Мало? Чего? Мало слов?
Я писала тебе в изобилии,
Я тебя вытворяла из снов,

Я узнала, сдавая экзамен –
Душу можно, как тюбик, давить –
Друг для друга мы были словами,
Раньше тела и раньше любви.

Хочешь знать, кем была, чем пленила?
- Всем!
- Опять мало звуков и букв?
Слово - вот приворотная сила,
Прежде глаз, до касания рук.

Мир мой, радужно-зодиакальный,
Нимб греха, поворот головы –
Друг для друга мы были стихами,
И остались стихами, увы.

Хочешь знать, отчего едет крыша?
От кого меня нужно спасать?
- От тебя!
- Ты не слышишь? Не слышишь?
Только их - мертвецов голоса.

Я готова забыться и сдохнуть,
Провалиться сквозь Логос в Любовь.
Ты не видишь? Не видишь? Мне плохо
В западне из несказанных слов.


*Прощальное

Я умираю. Умирала. Умерла.
Я оказалась для тебя не той, что надо.
Уже занес меня патологоанатом
В свой донжуанский список белого стола.

Я рождена была, как функция любви –
Любви запретной и невыразимой,
Лишь для того, чтоб не испачкаться в грязи нам,
Была, как круг, как вызов, брошена – лови!

Была метафорой? Письмом? А если нет –
Нелепой шуткой на чужом пути избитом?
Что наша жизнь? Колени с целлюлитом?
Вопрос к тебе? Вопрос к себе? Ответ?

Обман ли я? Любовь? Подмена зла?
Я не искала в словаре толковом….
Ты воскресить меня могла одним лишь словом.
Я умираю. Умирала. Умерла.


*Моментальный не-снимок

…И даже
сейчас, когда я слышу, как ты блюешь в туалете,
И помню, как перед этим
Ты была готова целоваться с каждым,
у кого есть губы,
Я все равно люблю и хочу тебя,
Как никого на свете.
Вот тут бы и…
Но я никогда не соглашусь
любить тебя в очередь.
И поэтому…
Пусть!
Если ты хочешь их…
Можешь менять,
Как сигареты,
и прочее…
Прочие…
Мы же поэты, блин…
Много-их-точие…
Делай, что хочешь,
с кем хочешь,
как хочешь,
и сколько захочешь,
и...
Но без меня.


*Падшая

1

Бюргер краснеет (нехилые эвфемизмы!),
Но светофор - не помеха извечной погоне...
Все что мне нужно от этой унылой жизни -
Падшей ресницей лежать на твоей ладони...

2

...оттого что во мне
поселилось нечто,
что больше
и лучше меня.
Это больно
и ненормально, конечно,
но сегодня
я не хочу
ничего менять.

И потому до дрожи
боюсь,
что наступит завтра,
и ты скажешь:
«Брось эти глупости, Кир!»,
А потом возьмешь,
и вызовешь мне
стихиатра,
а он вдруг сможет
и вылечит
мои стихи.

Навсегда.


*Джем

Ты пыталась раздеться. Я тебя одевала. Зачем?
Оттого, что кругом было столько ненужных, нездешних?
А могла ведь, забывшись, лизать с твоей кожи малиновый джем,
И плевать на сорвавшийся от недопитья джем-сейшн.

Что с того, что облезлые стены служили грунтовкой холсту,
На котором тебя отпечатала мукой минутная слабость,
Ты пыталась взлететь. Я тебя приземляла на стул.
Я могу хоть кого приземлить, я не зря этим славюсь.

По заслугам, как видно, себя наказала сама
Тем, что слишком уж слушала разума мудрое вече.
Ты сошла с пьедестала, как с поезда или с ума,
И лишь я еще еду на эту прошедшую встречу.


*Слайдеры

* * *
каждый раз – как последний.
всегда есть риск оказаться в безумном мире,
где мы с тобой незнакомы.

* * *
механический ветер
занимается любовью со свечой.
везет нам на вентиляторы.

* * *
ты забрала зонтик.
разумеется,
мартини не мог остаться сухим!

* * *
разговаривая ни о чем, держимся за руки.
завтра там проступят синяки,
более красноречивые, чем засосы.

* * *
кончили дважды.
тоже способ отсчитывать время
до нового перехода.

* * *
кто сказал, что я не люблю живой огонь?
просто в мире, где есть электричество,
гораздо удобнее по вечерам читать твои стихи.

* * *
глухая стена не слышит твоих шагов.
я тоже.
опять твой полет
заканчивается раньше моего.

* * *
в этом мире все, как в прежнем.
кроме, может быть, двух ускользающих деталей –
тебя и меня.

это ли не повод,
испытывать к нему
жалость?

надеюсь, ее хватит,
чтобы любить его
до следующего скольжения.

P.S.
ни чудес компьютерной графики.
ни миров Эйнштейна-Розена-Подольского.
только запах твоих волос на моих руках.

я просыпаюсь.


*Кремниевое

Хорошо, я - последняя тварь, мое сердце - из кремния.
А сама? 32 "ненавижу" за вечер - достойно кремня?
Ты исполнена всех добродетелей, кроме терпения -
Той единственной, что, к сожалению, есть у меня.

Ты же знала всегда - нам с тобой не грозит моногамия -
Крепость наших обетов - скорее снаряд, чем броня.
Отчего же опять я могу говорить с тобой только стихами о
Бренной прозе, которую ты не желаешь понять.

Ты не думай, что я не ценю твою преданность лютую
И готовность вцепиться мне в горло на волчий манер.
Просто жизнь и любовь - я сама их старательно путаю.
И за это по полной программе отплачется мне.


*Оружейное

Между нами все меньше стихов.
Даже нежность – из стали и пороха.
И курки твои слишком легко
Сами мне попадаются под руку.

Я боюсь посещать твои сны,
Чтобы там не столкнуться с надеждами.
День назначен, задачи ясны.
Это мы. Это мы! Это… где же мы?

Не найти. И уже не спасти.
Жребий брошен - оружие выстрелит.
И не спрятаться больше за стих.
И не скрыться в досужие истины.

Будь что будет! Рассеется гарь.
Победителей судят победами...
Мы бестрепетно примем медаль
С именами всех тех, кого предали.


*Шоры

Мы часов не наблюдаем,
Не считаем дни недели.
Нисходя до оправданий,
Мы любовь свою не делим
На запретные виденья
И доступные сюжеты:
Мы ведем себя как тени,
Повторяющие жесты
Жестких пальцев дирижера,
Пауз, длящихся годами…

Не гадай, зачем мы в шорах -
Мы часов не наблюдаем.


*Могу

Можешь не писать – не пиши,
Не марай бумагу зазря,
Не дави слова из души –
Без толку, кому говорят.

Выдохлась мечта, голос смолк,
Ты уже не та – без обид? –
Девочка, при чем же тут долг?
Можешь не любить – не люби.


*saving in escape mode

Вот и сбежала. Из прежних «хочу» -
В гробик хрустальный покоя нечестного.
Вроде жива. Но без наших причуд –
Вдруг я исчезну?

Страх - попятам (назначение пят –
Душу вмещать), эта дрожь – его поступь. Мне
Страшно. Но знаешь, была до тебя –
Буду и после.


*ни слова о

…Да о чем говорим
по ночам? О какой любви?
Наши души из льда,
а слова – из снега.
И по ходу беседы
моя визави
Неизменно становится
моим альтер эго.

И как научиться
сходить для нее с ума?
Называть единственной,
нужной, милой –
Если мне уже кажется,
что она - это я сама,
которую не полюблю никогда
и никогда не любила.

Потому – о стихах, работе,
хоть о войне,
Просто молчать,
приближаясь размеренно к финишу
шаг за шагом.
Иллюзия близости сходит на нет….

Не волнуйся - все будет.
Теперь уже - я это выдержу.


*Если все это кончится…

Если все это кончится…
Боже мой, как же не хочется
Допускать даже мысль о таком,
Чтоб случайным словцом
не зазвать,
Невзначай не накликать беду…
Я тогда упаду
В пустоту,
И завою,
задую в дуду
Своего одиночества...
И решусь.
И покончу с собой…

А потом -
Я однажды проснусь,
Поднимусь,
Причешусь,
Приоденусь
И дальше пойду!


© 2003, Литобъединение «Рука Москвы»