Лого

Лариса Грановская


От сердца или от ума?



Трактат о....

"могут ли быть переживания у самой
счастливой из женщин?"
из беседы


Идея старая.
Принадлежит Эйнштейну.
(себе: проверить, в эрудиции пробелы).
Допустим лист
(плохая рифма "белый")
здесь будет символом того, что мы не знаем
(сплошное бесконечное незнанье,
молочно-белое, пушисто-зимний заяц,
ушастый, длинноногий...
Отвлекаюсь...)
И в центре девственного этого листа
Вдруг возникает - точкой - чудо
Знание!
Его граница с прочим мирозданием
Настолько призрачна
(границ у точки нет!),
что кажется из центра этой точки -
уже он познан, этот Белый Свет.

Однако, новых знаний вожделенье
вспухает, раздувая изнутри...
И вот - смотри -
окружность!
Что, не спится?
Ты ищешь новых знаний,
а граница
с непознанным становится длинней.
И все настойчивей саднит по ней
Досада и стремленье насладиться...

Бензином заливаем мы огонь -
чем больше льем, тем веселей пылает!
Мы узнаём, что ничего не знаем!

Я самая счастливая! Конечно!
Широкий круг знакомых.
Много нежных
и любящих вокруг меня людей.
Не оттого ли во сто крат больней,
несчастье бьет по кромке -
тонкой, длинной.
Я уязвима очень, мой любимый.



Кукловод

Дернуть за ниточку - как там с другой стороны?
Так же отзывчивы кукольи мягкие руки?
Так же откликнется нежно кивком головы
Та, что положенный срок отвисела в разлуке?

Дернуть покрепче - прочувствовать должную связь.
И умастить кукловодную жадную властность:
Быстро поднять до небес, поиграть, бросить в грязь,
В бурю - спасти, в штиль - смертельную вызвать опасность.

Дернуть! Еще раз! До звона - почти тетивой
Нити натянуты, как оголенные нервы.
Вряд ли сорвется. Пусть пробует - плетка со мной
Девять хвостов!

Сорвалась?

Ну, какая же стерва!



Искусственное притяжение

статичное почти что незаметно.
глаз видит изменение - не сущность.
ловя сигнал, не чувствуешь несущей.
не ощущаешь воздуха без ветра,

стабильно в нашей солнечной системе.
размерены закаты и рассветы.
а мы с тобой - две старые планеты -
летим по скучной параллельной схеме

вялотекущ обмен веществ и мыслей,
на солнце выгорают постирушки
страстей помятых, как лицо старушки,
что мы так тщетно возвращаем к жизни.

мы рядом, но не тянет... грубо? нежно?
как ни крути, ни мучайся в сомненьях:
искусственно усилить притяженье
возможно только силой центробежной.



Надо бы что-то придумать

Надо бы что-то придумать, да что теперь сделаешь?
В медных тазах отразившись, прихлопнута ими же.
Все суета. В одеяло закутаться дервишем -
И босиком, по пыли, не заботясь об имидже.

И босиком по пыли, не скуля и не жалуясь,
Всю театральность свою примостив у обочины...
Важное что-то скользнуло, но не удержала я.
Видно, под глянцевой кожей душа в червоточинах.

Видно, под глянцевой кожей не все привлекательно,
Помыслы были грязны, хоть одежды и вымыты.
Ночь коротка, а дорога - измятою скатертью.
Надо бы что-то понять, а не выйдет, так выдумать.



О любви к чтению

В середине осени обещали лето, а
Тополиным облаком снизошла зима.
Где-то волны теплые, солнце тоже где-то там,
В нашем месте жительства только мгла и мгла.

Но, что поразительно, ведь совсем не видится,
Будто жизнь закончена, будто дело швах.
Заберусь с коленками на диван с Овидием,
Спрячу пальцы нервные в длинных рукавах.

Плед шотландский, клетчатый, чашка с черным кофием,
А на электронику - строгая печать
Древняя поэзия растечется морфием.
Вот вам и забвение - часиков на пять.



Я стану тиха и покорна

"Часто мы тратим все силы,
весь ум и сердце чтобы только
попытаться развязать жизненный узел,
который потом сама жизнь развязывает
с непостижимой легкостью."

"Буду сидеть на берегу реки и она
пронесёт мимо труп моего врага"
Китайская мудрость


Страна ли родная виною?
Наследственность что ли причиной?
Мы вечно воюем - с собою,
С погодой, с любимым мужчиной.

За глупое счастье быть стервой,
За тяжкое право быть битой,
За то, чтобы выглядеть первой,
Владея разбитым корытом.

Пусть это покажется вздорным,
С улыбкой печального мима
Я стану тиха и покорна -
Пусть трупы проносятся мимо.



Список стремлений

Список стремлений становится краток -
время и бремя дают окорот.
список потерь - все длиннее. И взяток
для уменьшения жизнь не берет.

Скоро и ты из разряда желаний,
праздничной жизни и ярких надежд
переместишься в ранг воспоминаний,
пройденных тропок и старых одежд

Есть своя логика в смене сезонов:
надо порою трясти гардероб!
выбросить напрочь - и это резонно -
молью побитых мечтаний сугроб.

Но в результате все те же остатки,
та же цепочка прощальных огней:
списки стремлений все более кратки,
списки потерь все длинней и длиннней...



Мастер точных формулировок

Мастер точных формулировок,
Я немею в беседах с тобою,
Оставляя из всех сноровок
Лишь уменье дышать с перебоями..

Окулист по чужим соринкам,
Я в своих заблудилась соснах,
Перекраситься что ли в блондинку?
На диету усесться постную?

Чемпион по "в углу поплакать",
В плюсы минусы все обращая,
Говорю: я умею плавать.
Так что выплыву, обещаю.



Годовщина

Утоплю ладони в жесткой гриве
Пахнущих прощанием волос.
Мне забавно быть с тобой игривой -
Мне легко скрывать, что я всерьез.

Циркуль завершил свое вращенье,
Продырявив ножкою итог.
Было бы смешно просить прощенья
За десяток несуразных строк.

Как мишень с пробитою "десяткой",
Как лишенный стрелок циферблат,
Круглый - год промчался без оглядки
На тебя, не помнящего дат,

Мне оставив только стертый грифель -
Мол, пиши, какой с бумаги спрос...
Утону щеками в жесткой гриве
Пахнущих прощанием волос...



Острова

Тем не менее архипелаг не сцепить в материк мне,
Если остров я твой потеряю...
Эклога


... а мы с тобой живем на островах...

твой остров называется "свободный",
ты губернатор, сам себе угодный.
(жаль, либерален только на словах).

мой остров был построен на любви
ему названий выбрано немало,
свободы здесь с рожденья не бывало -
он зеленью цепей моих увит.

соединимся? трудно править врозь.
весь мир погряз в потоке интеграций
любой с любым спешит объединяться
забыв про войны разноцветных роз.

два острова собрать в архипелаг -
такая немудреная задача
тем более, что мой залив "удача"
как раз напротив мыса "гуттен таг"

нас разделяет узенький пролив
зимой покрытый льдом, и отмель - летом,
мы бегаем друг к другу, чтя при этом
закон границ (он вряд ли справедлив).

но вот приходит осень (иль весна)
и - глупые! - мы не умея плавать
себе талдычим миф о самом главном:
ты - что свободен, я - что влюблена.



Чужие запахи

Эта крепость мной не зря строена,
Здесь мой дом, моя семья - трое нас.
Но шепнуло мне чутье вещее:
Здесь была она, его женщина.

Пахнет дочкой - молоком-медом ли.
Ревность острая. Прижечь. Йода влить
В носоглотку, а потом - клещами
Вырвать дух ее, другой женщины.

На подушке волосок правильный
Муж не Каином глядит - Авелем.
Но струится из стенной трещины
Лишний запах - той, чужой, женщины..



О словах

"Мысль изреченная есть ложь"
Ф. Тютчев, SILENTIUM! (Молчание! (лат.))


изреченное чувство меняет свою ипостась?
ты так скуп, дорогой, ни словечка не выронишь - гордый!
мне слова - словно жизнь: так пытается бедный карась
на песке умирая поймать хоть глоток кислорода.

ты умеешь сказать так, что хватит дыхания впрок,
просто так одарить неизвестно кого между делом,
но когда ты со мной, на роток твой навешен замок,
и ни слова, увы, как бы этого я ни хотела.

экономишь на мне, красноречие даришь другим,
и, внимая тебе, отзываются с трепетом души.

изреченное чувство не вылетит в небо как дым.
подари мне хоть слово, позволь тебя просто послушать



Медицинское

Она приходит
Точно, как ангина.
С температурой, жаром, бредом снов.
Стеcняет горло, ломит лоб и спину,
Она-она, та самая лубофф!

Уносит аппетит,
Уводит силы,
Показан ей режим постельных сцен.
И непрeменно кто-то очень милый
С целебным чаем виден у колен.

То разжигает, то бросает в холод,
Хоть пей лекарство, хоть его не тронь,
Но каждого, да будь он трижды молод,
Измучает болезненный огонь.

Но вот однажды утром - ясен разум!
Здоров! Свободен! Цел и невредим!

Она опять проявится! Не сразу.
Боль в сердце -
Ревматизм неизлечим!



Сделай сам (конструктор)

За печкой почти, в паутине, куда и метле непросто,
Под крышкой с чуднОй картинкой хранился твой ветхий остов.

К нему алюминевых планок немного, две горсти гаек,
Размытые кальки планов - неведомо что собираю.

Ты вышел слегка корявый, с разболтаной шаткой походкой
(Я шайбы порастеряла, и "крестика" нет отвертки).

Ты вышел немного мрачный, в себя погружен, как в воду.
Из прошлого в пятнах ржавчин, чихаешь в любую погоду...

Тебя б, избегая напастей, обратно вернуть в коробку.
Но я, к своему несчастью, из сотни тех дур - не робких.

Из глупых, что верят в сказку про скульптора и Галатею,
Из странных, что бьются часто в открытые настежь двери.

Но толку вдувать дыханье в решетку? Свистит - и баста.
Не вышло, мое созданье. Назад разберись, на запчасти.



В некотором смысле алкогольное

"Вино подобно женщине -
за ним нужно ухаживать и постоянно следить;
если вино оставить в одиночестве,
то оно зачахнет, обрастет пороками
и погибнет"


Мне знаком этот путь от куста до стола.
Из-под солнца - под пресс.
Сообразно процессу
Надо душу из ягоды выжать до дна,
А иначе - никак. Невозможно без пресса.

Позже, в темном подвале средь сводчатых стен
Сладость юную отферментировать в градус,
Ты порою жесток, милый мой винодел,
Но игра стоит свеч, стоит мук эта радость.

С каждым годом все гуще и бархатней вкус
Все насыщенней цвет, аромат все пьянее.
Это случай, когда постареть не боюсь -
Чем внушительней возраст, тем ласковей греет.

Ах, как молодость жаль!
Тут жалей не жалей,
Все уходит в песок, утекает с ладони.
Исключение только одно "Божоле" -
Вечно юное. Пенное. Легкое. Тоник.


© 2003, Литобъединение «Рука Москвы»