1
 Рукомос - Новая Буржуазная Поэзия Международная литературная Волошинская премия

 

Разделы сайта


  На главную
  Манифест
  Люди
  Площадки
  Тексты
  Выступления
  Книги
  Заседания
  Статьи
  Отчеты
  IMHO
  Общага
  Форум
  Контакты

Для зарегистрированных членов ЛИТО

  Имя:

Пароль:


Литафиша.Ру



Rambler's
Top100 Rambler's Top100



Разговор о поэзии 21 века
(Олег Шатыбелко)

- Знаешь, мне это напоминает момент нашего спора про Венечку и Зилова (героев поэмы "Москва-Петушки" Венедикта Ерофеева и пьесы Александра Вампилова "Утиная охота"): когда мы оба согласились, что Зилов - это Венечка, который ВЫЖИЛ. И тут же оба согласились, что Венечка просто не мог выжить. То есть согласились с тем, чего не могло быть в принципе. (смеются)
- Совместили несовместимое. Ну, вы и залудили. Наливайте.
- Как вы в такую жару ее пьете? Не понимаю.
- За Венечку и Зилова. (чокаются, пьют)
- Так о чем это мы?
- Для тех, кто в танке, повторяю: поэзия Серебряного века да и, пожалуй, всего двадцатого века - это поэзия формулировки истины. Эдаких десяти заповедей, скрижалей. "Не убий, не сотвори кумира, не укради" и т. д, и т. п., что диктовало четкую, жесткую форму со шлейфом отработанных, жеваных -пережеванных сейчас образов. Трудно что-то новое сказать.
- Трудно - так и не говори. Тебе, что не нравятся *****, ****** и *****? А они, между прочим, еще живы!
- Нравятся. Без вопросов. Еще как нравятся. Только они пишут так, как будто после Серебряного века поэзия закончилась.
- А она что, жива?
- Жива. И, ни фига, не закончилась. Везде была, а у нас закончилась! Просто совок у нас был. Вот и набиваем шишки, придумываем то, что уже придумано. А отталкиваемся от 20-х годов 20-го века. 80 лет пустоты? Нет.
- Да кто там был - Евтушенко, Вознесенский, Ахмадулина, Рождественский? Пахмутова еще скажи.
- Дай ему договорить!
- Молчу!
- Так вот. О чем бишь я? Вспомнил. И поэтому четкость и компактность формулировки истины, требовала и достаточно жесткой формы.
- А Белый?
- Но это исключение. Как говорил ***** (преподаватель московского литинститута): когда исключение - пять процентов от общей массы - это исключение, в противном случае - это уже закономерность. Девяносто процентов авангарда или сплошь авангард - это не нормально. А то получается, что у нас все сплошные Белые и Хармсы.
- А это плохо?
- Это не плохо и не хорошо. Это просто другое. Что лучше - детектив или комедия? И то хорошо, и это хорошо, если сделано мастерски. Просто это разные вещи, которые не нужно сравнивать.
- Но:
- Дай ему договорить. Налей лучше.
- Вот-вот.
- А я все равно не согласен:
- А я на абсолютную истину и не претендую. Это ИМХО и только ИМХО, так сказать. И без меня хватает всяких "чеченских боевиков" от критиков. Поэтому если Серебряновековцы утверждали истину - искали ее, то поэзия двадцать первого века, уже зная эту истину, показывает каким путем каждый из поэтов к этой истине идет. То есть теперь важна не сама истина, а путь к ней. Движение, дорога. А они у каждого свои. Я может и согласен с "не убий, не сотвори кумира, не укради" и т. д и т. п., но вот почему я согласен, как к этому пришел, через что пришел - вот что мне интересно в других авторах:
- Или не пришел, почему не пришел? Зло ведь в двадцатом веке очень привлекательно изображали: Воланд, тот же Зилов:
- Ну правильно. Мне интересен сам процесс, а не результат. Анекдот все помнят? Результат заранее известен. Как надо жить еще в Библии прописали. Нет, я сам хочу. Поэтому столько стихов, фильмов, романов по существу оканчиваются ничем. Вроде бы ничем. Только вот герои изменились, а сами истины истинами и остались.
- За это и предлагаю выпить!
- То есть новый век - новый язык, образы, интонация? Долой ямбы-хореи?
- Ни фига подобного. Я уже говорил: я *****, ***** и даже ***** - обожаю. И вообще поэтический язык один - пушкинский.
- Ну?
- Что ну? Просто задачи другие. Помнишь поэтесса ***** говорила, что сейчас, в принципе, наплевать из чего пить: амфоры, кубка, стакана, фужера - сосуд, то есть форма, должны быть абсолютно прозрачными.
- Стеклянными то есть.
- Вот-вот. Важно, что в них налито: чай, вино, кофе, просто вода - короче, содержание. И только содержание.
- Хм: поэзия 21 века - поэзия содержания?
- Угу.
- А поэзия 20 века - поэзия формы? Она что, бессодержательная была? Ой, не смеши:
- Так, потише. Разошлись - вы мне еще ребенка разбудИте.
- Выпьем?
- Не, я - пас.
- А я - вист.
- Поэзия 20-го конечно же бессодержательной не была. Содержание другое проповедовала. А сейчас - новое содержание - новые формы.
- Ага - содержание определяет форму?
- Ессно:
- А можешь сформулировать в одном предложении разницу поэзии 20 и 21 века?
- Эк ты спросил. А в чем смысл жизни тебе не сформулировать?
- Ну, вы, братцы, и нарезались, прости Господи, если такие вопросы пошли!
- Поэзия 21 века стала более мозготрахательной. Бродский например.
- Не, я вот больше откровенный ямбо-хорейчик люблю.
- А мозготра: ну, трудновычитываемой потому стала, что в поэзии теперь гораздо больше философии стало. Срастаются они. Тот же Бродский и срастил.
- Бродский для меня тлеющие угли по сравнению с Пушкиным.
- Время другое. Ирония кругом. Как Пушкин уже не поговоришь.
- А, по-моему, это все вкусовщина чистой воды. Штамп на штампе.
- Вкусовщина-вкусовщина:а что вообще такое вкусовщина?
- Ну, опять же ***** (преподаватель московского литинститута) формулировал так: вкусовщина - ощущение поэтом времени через предпочитаемые им: интонацию, ритмику, размер и еще 156 составляющих стиха по Гаспарову эМэЛ.
- Хм:времени говоришь?
- Его. Только без эпигонства конечно.
- А Шекспир, Гете, Данте и вся нерусскоязычная поэзия? Быстро у нас чего-то поэтический язык стал меняться. Там поэзии годков-то поболее, а революций поменее.
- Так там же сейчас сплошной белый стих. Верлибр. И чего ее с нами ровнять. Нашей поэзии 200 лет, а ихней гораздо больше. ***** - современница наша - сказала: был у нас Серебряный век в поэзии - грядет Золотой.
- Чего-то не видно.
- Надеюсь еще увидим. Только не проси фамилий называть.
- Ага, испугался.
- Ни хрена я не испугался.
- Знаешь, могут ведь и подумать: ямбо-хорейчиками не пишет - вот и придумал себе теорию про новую форму. Плавали - знаем. Писать просто не умеет - вот и выпендривается.
- Могут. Только это палка о двух концах: пишет классическим слогом - значит ничего нового придумать не может. Тупик это.
- Короче, вернулись к старой доброй истине - хорошая поэзия и есть хорошая поэзия - плевать каким языком она написана.
- Так давайте за это и выпьем!
- А водки-то перевели, водки. И чего вечер испортили - лучше бы о бабах поговорили.
- Кстати, а к чему там у нас Венечка и Зилов возникли?
- А к тому, что:
- Вот только умоляю - по второму разу не надо, а?
- Надо. Надо:



 комментарии